Переключиться на мобильную версию
Горячие темы:

Стабильности нет. И пока не будет. Что ждет мир в 2019 году

Мир вошел в зону турбулентности? Ничуть. Он в ней с марта 2014 года. Просто в 2019-й мир вошел сразу с несколькими горячими зонами — не точками. И с начавшейся гонкой вооружений 2.0 .
Что ждет мир в 2019 году?
Что ждет мир в 2019 году?
Корреспондент

Почему с марта 2014 года? Потому что тогда РФ показала миру, что гарантии безопасности, выданные стране, которая добровольно отказалась от ядерного оружия, ничего не стоят, пишет Евгений Магда в №1-2 Журнала Корреспондент.

Это было первым звонком к тому, что сейчас мир хлебает полной ложкой: на смену силе права приходит право силы. Государства, уверенные в эффективном использовании силового компонента дипломатии, все чаще делают ставку именно на него. Если игнорирование миротворческих усилий ООН стало само по себе привычным, то сомнения в целесообразности существования НАТО, звучащие не из Москвы, а из Вашингтона, — суровая реальность.

ПОЛЯРНЫЙ ПОЛЮС

Кто там мечтал о многополярном мире? США, несомненно, остаются ключевым политическим игроком с самым большим в мире военным бюджетом и солидными амбициями. Бинарный характер Конгресса, где в Палате представителей уже правят бал демократы во главе с Нэнси Пелоси, а республиканцы продолжают контролировать Сенат, будет все чаще стимулировать внешнеполитическую активность Дональда Трампа.

Да, он практически полностью избавился от «взрослых» в президентской администрации. А сочетание присутствия родственников в ближайшем окружении с острой критикой со стороны политических оппонентов будет заставлять 45-го президента США все чаще играть мускулами. Среди прочего — с предвыборной целью, ведь Трамп не намерен завершать президентскую карьеру осенью 2020-го.

Несогласные с его планами заявят о себе в первой половине 2019 года, а «стабильный гений» будет бороться за удержание своего электората привычными методами. Стена на границе с Мексикой, ставшая камнем преткновения, вряд ли появится быстро. Зато торговая война с Китаем не будет набирать обороты как минимум до тех пор, пока в ее разжигании не появится очевидная предвыборная составляющая.

EPA
Дональд Трамп

Трамп выглядит максимально заинтересованным в том, чтобы конспирологические теории о причинах его благоговейного отношения к Владимиру Путину не нашли документального подтверждения. Кроме того, начинает работать принцип «по делам их узнаете их».

О каких делах речь? О новых «звездных войнах». Сразу после новогодних праздников в США обнародован документ под названием Missile Defense Review. В нем новая концепция противоракетной обороны (ПРО) США. Вашингтону надоели мультики о сверхзвуковой российской крылатой ракете с ядерным двигателем и прочих wunderwaffe. Избирателям хочется чувства защищенности, а корпорациям — новых интересных заказов. А тут, весьма кстати, в РФ и КНР как-то очень дружно начали анонсировать запуск в разработку принципиально новых ракетных систем. Ну и нарушение Россией договора о ракетах средней и малой дальности тоже оказалось в строку.

США анонсировали новую систему ПРО. Пока не говорят о конкретных сроках создания и суммах на запуск, но говорят о проекте, как о деле уже вполне решенном.

Речь, судя по брифингам, которые проводят американские военные, идет о новой сети низкоорбитальных спутников для обнаружения запуска и мониторинга ракет. Также планируют создание новых систем уничтожения вражеских ракет, в том числе на этапе разгона/взлета. Поговаривают даже об использовании самых современных истребителей F-35 для размещения противоракетных систем. Ну и о базирующихся в космосе системах перехвата ракет тоже говорят как о деле практически решенном.

И штука в том, что состояться все это может много быстрее, чем кажется. Предыдущий проект ПРО, раскрученный Рональдом Рейганом, был приостановлен вовсе не по причине того, что заложенные в нем идеи оказались неработоспособными. Его притормозили, посколькуугроза №1 — наступательные ракетные силы СССР — рассыпались вместе с одноименным государством. А когда откормленный нефтедолларами российский ВПК начал продуцировать новые ракетные идеи, американские военные вынули из долгих ящиков старые наработки, сдули с них пыль и обнаружили, что они вполне могут стать отправной точкой для гонки вооружений 2.0.

Станет ли мир прочнее в результате реализации американской ПРО 2.0 — это вопрос, на который прямо сейчас мало кто способен ответить. Хотя бы потому, что нефть дешевеет, антироссийские санкции пусть понемногу, но действуют, а амбиции США вновь набирают силу.

Северная Корея, Сирия, Ирак? Дальше — больше: трендом-2019, похоже, станет Африка. Не успел госсекретарь США Майк Помпео заявить о победе над Исламским государством в Сирии и Ираке, как боевики ИГИЛ захватили город в Нигерии. Это террористическое объединение напоминает желе, способное перетекать из одной точки в другую по мере необходимости. Похоже, в 2019 году влияние агрессивных исламистов в Африке будет становиться все более заметным, и они попытаются брать под контроль районы с залежами энергоресурсов и полезных ископаемых. Чтобы если не добывать и продавать самостоятельно, как они это делали в Ираке, то хотя бы получать откупные от транснациональных корпораций.

Разумеется, Вашингтон терпеть такого не станет. И вот тут едва ли не впервые он столкнется с Пекином в соревновании за ресурсы: китайские инвестиции в африканский регион исчисляются уже десятками миллиардов долларов.

У ЕВРОПЫ — ЕВРОПРОБЛЕМЫ

Пока Трамп делает Америку великой снова, европейским лидерам приходится заниматься куда более утилитарными задачами. Да, им манера общения Трампа определенно не по душе, поэтому они постараются минимизировать контакты с ним в преддверии выборов в Европейский парламент. Политическая ситуация в Старом Свете и без того выглядит довольно сумбурной, поэтому давать лишний раз своим избирателям поводы для возмущения европейские топы не будут.

Британский премьер-министр Тереза Мэй потерпела разгромное поражение во время голосования за соглашение о Brexit с Европейским союзом в Палате общин, но она сохранила премьерский портфель. Похоже, независимо от содержания плана Б, который британский премьер должна разработать до конца января, 29 марта Великобритания покинет Европейский союз, чтобы избавиться от гиперопеки евробюрократов и реализовать свою англосаксонскую сущность в мировой политике. И хотя сценарий «жесткого» Brexit многими рассматривается как наиболее вероятный, реально видим лишь жесткий торг за условия мягкого расставания.

EPA
Brexit застрял

Надвигающаяся перспектива «остаться вдвоем перед лицом вечно фестивалящей Южной Европы» заставляет французских и германских лидеров неслыханно сблизиться и прилагать невиданные усилия. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон подписали 22 января дополнение к Елисейскому договору, которому исполнилось 55 лет. Берлин и Париж договорились углублять сотрудничество в экономике, обмене технологиями, внешней политике и политике безопасности, дабы «снова сплотиться и чтобы показать, что франко-германская пара является основой, которая продолжает существовать и которая может прогрессировать и придавать новый импульс».

Но, помимо внешних мотивирующих факторов, есть еще и внутренние. Французский президент стремится нивелировать негативное влияние движения «желтых жилетов» на свой рейтинг. Немецкий канцлер намерена реализовать заявленный ею «дембельский аккорд», она уже видит во главе партии преемницу Аннегрет Крамп-Карренбауэр, приводит дела в порядок. А что еще им остается ввиду череды скандалов внешне- и внутреннеполитических? Только формировать еще более интегрированное экономическое пространство — Франция и Германия становятся реальным центром притяжения и принятия решений в ЕС.

И пока Старая Европа делает все возможное и невозможное, чтобы остаться островком стабильности и либерализма, Вышеградская четверка — Польша, Чехия, Словакия и Венгрия — продолжает борьбу за сохранение идентичности без мигрантов, не отказываясь при этом от евросубсидий.

«Продавать» идею локального национализма своим избирателям и отстаивать ее перед лицом брюссельских бюрократов восточноевропейцам станет несколько сложнее после убийства мэра Гданьска Павла Адамовича. Тот был известен и популярен как раз именно за его либеральные взгляды, плохо вписывавшиеся в националистический тренд, который резко усилился в последние год-полтора в Восточной Европе. Приближающиеся выборы — президентские в Словакии и парламентские в Польше — покажут, насколько сильными являются позиции консерваторов и популистов в приграничной с Украиной части Европы.

В конце мая 2019 года в Европейском союзе пройдут выборы в Европейский парламент, на исход которых постараются повлиять сразу несколько внешних игроков. По понятным причинам среди них будет и Путин, которому то ли конкуренцию, то партнерство будет составлять бывший стратегический советник Трампа — Стивен Бэннон. Их объединяет заинтересованность в ослаблении позиции традиционных политических сил — Европейской народной партии (ЕНП), социал-демократов, либералов и в превращении представительского органа ЕС в «политическое салями». Посильное содействие в этом окажут итальянский вице-премьер Маттео Сальвини, лидер французского Национального движения Марин Ле Пен, к которым могут присоединиться наиболее влиятельные в Венгрии и Польше Виктор Орбан и Ярослав Качиньский.

Новый состав Европейского парламента повлияет и на обновление Европейской комиссии, от штурвала которой отойдет эксцентричный Жан-Клод Юнкер. Крайне сомнительно, что ключевые позиции уступят представители Старой Европы, хотя их центральноевропейские и балтийские коллеги, безусловно, попытаются заявить о себе. Центробежные тенденции внутри ЕС остаются хорошо заметными, и его руководству придется на них реагировать весьма активно.

Хотя Западные Балканы остаются приоритетом европейской интеграции, ожидать масштабного прорыва там не стоит, разве только Республика Северная Македония сможет оперативно пополнить состав НАТО, а Черногория — получить четкую перспективу вступления в Европейский союз. «Мягкое подбрюшье Европы» остается местом подковерной борьбы Москвы и Брюсселя, там постоянно освежают память о трагических событиях начала 90-х.

НАСТЫРНАЯ РОССИЯ

Ползучая смена правил игры на международной арене вполне отвечает стратегическим интересам России, тем более что она же ту смену и спровоцировала. Ослабление НАТО и Европейского союза является частью планов Кремля, для чего там используют преимущественно косвенные методы — гибридные и креативные. В Москве отлично осознают отсутствие в цивилизованном мире законодательства, минимизирующего последствия гибридных действий, и продолжают усиливать давление на обнаруженные слабые звенья.

Поэтому Россия продолжит активничать в Сирии, территорию которой покидают американские регулярные военные силы. Впрочем, уход военных регуляров может и не означать ухода оттуда американских сил — есть опыт представления интересов частными военными компаниями. И вполне успешный. Мотивов для такого «уходя — не ухожу» более чем достаточно. К примеру, сдерживание Путина, для которого даже микропобеды на ближневосточном театре — один из символов успеха, а давление на Западную Европу потоком беженцев — один из эффективных инструментов влияния на мировую политику.

Кремль отлично научился оставаться за кулисами, используя в своих интересах многочисленных ситуативных — идеологических и/или оплачиваемых — союзников. Вероятно, в 2019 году РФ постарается максимально испортить праздничное настроение Совету Европы, который будет отмечатьсвое 70-летие. Российская делегация не намерена возвращаться в ПАСЕ, но попытается максимально дестабилизировать ее работу.

EPA
Владимир Путин

Уже и последнему евробюрократу стало понятно, что достраиваемый Газпромом газопровод Северный поток — 2 оказался инструментом дестабилизации ситуации внутри ЕС. Но его строительство продолжается, несмотря на протесты ряда европейских государств и окрики из-за океана. Почему? Да все просто: есть тактическая заинтересованность Германии и Австрии в появлении этой трубы.

Когда этот номер верстался, в Брюсселе завершилась трехсторонняя встреча Украина — РФ — ЕС по поводу газового транзита. Завершилась реально ничем: Украина получила неприемлемые предложения от Газпрома и следующую встречу назначили на «после выборов» — на май.

Возвращение Украины в сферу российского влияния, безусловно, является одной из главных внешнеполитических задач четвертого президентского срока Путина. Он ставит на итоги президентских выборов в Украине — и не особо скрывает. Сыграй его ставки — и он сможет продвинуться в реализации задуманного уже в текущем году.

А что вокруг Украины? Попытки убедить Александра Лукашенко в необходимости создания Союзного государства или как минимум введения общей валюты, острая заинтересованность в усилении позиций Игоря Додона в Молдове, усиленная газификация отношений с Арменией — вот основные направления. И вишенка на торте — публично озвученные властями непризнанного Приднестровья планы по интеграции... с РФ.

ГИБРИДНЫЕ ОКРАИНЫ

Президент Турции Реджеп Эрдоган остается одним из частых собеседников Путина, и на повестке дня в 2019 году у них будут не только ситуация в Сирии и проблемы безопасности Черноморского региона. Анкара активно использует в качестве повода для усиления своего влияния в исламском мире жестокое убийство саудовского журналиста Камаля Хашогги на территории саудовского посольства. Вопрос интеграции в Европейский союз не складывается после последних шагов Эрдогана? Ну так в нынешней ситуации та интеграция не особо Анкаре и нужна. Турция играет вполне сольную партию во внешнеполитических раскладах — претендует на роль региональной сверхдержавы все более аргументированно и основательно.

9 апреля в Израиле пройдут выборы в Кнессет (парламент), на которых Биньямин Нетаньяху постарается удержать штурвал управления «единственной демократией на Ближнем Востоке», и один из его главных аргументов — перенос США своего посольства в Иерусалим. Однако этого может оказаться недостаточно, если оппоненты действующего премьера смогут предложить израильтянам реальную альтернативу.

Визит Петра Порошенко 21-22 января в Израиль открыл сразу два замка — подписано соглашение о зоне свободной торговли с Украиной и достигнуты сильные непубличные договоренности. И хотя Порошенко вряд ли успеет занести их в свой предвыборный актив, они сыграют свою роль в усилении обороноспособности Украины. Уж как-то очень кстати накануне визита Порошенко в Израиль состоялось избиение новейших российских пушечно-ракетных зенитных комплексов Панцирь-С израильской авиацией при поддержке современных израильских же средств радиоэлектронной борьбы.

ДЕНЬ ПРОСТОЯТЬ И ГОД ПРОДЕРЖАТЬСЯ

Развернувшаяся президентская и приближающаяся парламентская кампании в Украине не оказывают позитивного влияния на ее внешнюю политику, поскольку мешают консолидации вокруг защиты национальных интересов. Однако отмена выборов в глазах международного сообщества и миллионов граждан нашей страны стала бы огромной репутационной ошибкой с геополитическими последствиями. Поэтому украинским лидерам приходится растягиваться в шпагате: с одной стороны — быть в меру популистами ради привлечения голосов, с другой — способствовать тому, чтобы предстоящие выборы не разрушили Украину, а хотя бы немного укрепили ее.

Тлеющий конфликт с Россией будет продолжаться, при этом нужно учитывать, что для Кремля куда перспективнее и безопаснее повлиять на происходящее в Украине посредством президентских и парламентских выборов, чем пытаться организовать новый плацдарм военной активности на востоке нашей страны. Путин привык к тому, что способен влиять на результаты волеизъявления в Украине, и постарается использовать как старые наработки и контакты, так и возможности, открывающиеся ввиду разнообразия кандидатов в президенты.

Приближающиеся выборы в Европейский парламент и предстоящее переформатирование Европейской комиссии серьезно снижают КПД взаимоотношений Украины и ЕС. Но ключевые партнеры в Старом Свете от сотрудничества с нашей страной не откажутся. Другое дело, что они будут пытаться использовать украинскую тему в собственных узкопрагматичных предвыборных интересах. Это касается прежде всего Германии и Польши. А вот выстраивать эффективные отношения с Великобританией Украине еще предстоит.

Не меньше усилий придется приложить, чтобы наполнить реальным содержанием работу Комиссии стратегического партнерства США — Украина, что была реанимирована в ноябре 2018 года. Ограничиваться исключительно поставками оружия и амуниции — означает серьезно сужать возможности взаимодействия, и в этом вопросе мяч сейчас находится на стороне Киева. Украинские власти должны как минимум сформулировать свои запросы, в частности, на участие американских компаний в управлении украинской ГТС.

Сумев выстоять под первыми ударами российской гибридной агрессии, Украина выросла из коротких внешнеполитических штанишек. Оставаться просителем — плохая идея: десятки таких клиентов обивают пороги в Вашингтоне и Брюсселе. Как ни странно, но именно в условиях глобальной нестабильности Киев может предложить условному Западу нечто для того важное. И получить взамен многое — поддержку в международных организациях, доступ на рынки, вооружения, деньги, в конце концов.

ЛИДЕРЫ ГОВОРЯТ

Дональд Трамп, президент США

Я был более жестким относительно России, чем Обама, Буш или Клинтон. Возможно, даже жестче, чем любой другой президент. Но в то же время, как я часто говорил, наладить отношения с Россией — это хорошо, а не плохо. Я очень надеюсь, что когда-то у нас снова будут хорошие отношения с Россией!

 

Тереза Мэй, премьер-министр Великобритании

Мы продолжим работать над выполнением торжественного обещания, которое мы дали народу этой страны, — воплотить в жизнь результаты референдума и покинуть ЕС.

 

Эммануэль Макрон, президент Франции

Я хотел бы, чтобы в этих дебатах приняло участие наибольшее число французов… Эти дебаты должны будут ответить на ключевые вопросы, которые возникли в последние недели.

 

Хайко Маас, министр иностранных дел Германии

Германия считает и настаивает, что Украина должна сохранить роль транзитного государства... Выход из этого проекта означает отказ от этого политического требования. Газопровод все равно был бы построен, даже если немецкие компании покинут проект, но в этом случае некому было бы бороться за альтернативный транзит газа через Украину.

 

Маттео Сальвини, вице-премьер-министр Италии

Европа, которая, вероятно, возникнет после выборов, может привести к возрождению европейских ценностей.

 

Сергей Лавров, министр иностранных дел России

В наступившем году намерены наращивать усилия на всех ключевых направлениях. Среди приоритетов — продвижение задачи создания подлинно универсальной антитеррористической коалиции под эгидой ООН, мобилизация международного сообщества на более эффективную борьбу с наркотрафиком и другими видами организованной преступности. Будем способствовать закреплению позитивных тенденций в Сирии и вокруг Корейского полуострова, преодолению других кризисов и конфликтов, прежде всего на Ближнем Востоке и Севере Африки, а также на Украине, где по-прежнему не существует какой-либо альтернативы полному и последовательному выполнению минских договоренностей.

Эта же новость на Корреспондент
Комментариев (3)
Отсортировать по дате Вниз
Olshankin    25.01.2019, 15:08
Оценка:  0
Olshankin
В газетах любой страны любого года мировые новости неспокойны. Индо-Китай, Индо-Пакистан, арабы, Израиль, Вьетнам и Афганистан. Конкуренция между большими группами людей ежедневна, ежечасна, ежеминутна. Всем нужны деньги и власть. Мне бы хватило 350 долларов.
Shurat77    25.01.2019, 14:05
Оценка:  0
Shurat77
американское дерьмо
Coюзник    25.01.2019, 14:18
Оценка:  0
Coюзник
Парадокс !!! Российские лидеры в это дерьмо посылают учится своих детей, в этом дерьме хранят награбленные деньги ... пользуются технологиями из этого дерьма ...
Реклама
Мы в соцсетях
Реклама
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь