Переключиться на мобильную версию

Корреспондент: Закрома Родины. Что хранится в Госрезерве Украины

Корреспондент выяснил, что лежит на складах украинского Госрезерва в то время, когда украинская армия живет за счет пожертвований простых граждан.
Корреспондент: Закрома Родины. Что хранится в Госрезерве Украины
Корреспондент

О цифрах и о том, что мы храним, говорить будем мало”, — с порога предупреждает первый замглавы Государственного агентства резерва Украины Владимир Жуков.

В век интернета и спутниковой навигации начинаешь сомневаться, что разглашение данных о количестве банок сгущенки на складе поставит под угрозу национальную безопасность. Но учреждение работает еще по советским нормативам. По той же причине склады Госрезерва напоминают балкон советского человека. Здесь хранятся товары практически на все случаи жизни — от мясных консервов и сахара до носков и медицинских масок.

“Во времена, когда формировался их перечень, считали, что на черный день сгодится все”, — поясняет Жуков.

И вот черный день наступил — россия аннексировала Крым, а на юго-востоке страны не утихают вооруженные столкновения. Между тем у украинских солдат банально нет белья, средств гигиены и продуктов питания.

“Когда мы в первый раз приехали в Чонгар [поселок на границе Херсонской области и Крыма], то ужаснулись: солдаты спали на мокрых матрасах, уложенных прямо на землю”, — вспоминает преподаватель Харьковского национального технического университета Лариса Оленковская. Она и другие активисты привезли на блокпост машину пенопласта, чтобы застилать им пол в армейских палатках.

Выяснилось, что кладовки некоторых рядовых украинцев могут дать фору официальным закромам родины. К примеру, в Херсонский координационный центр помощи военным одна бабушка принесла бруски хозяйственного мыла, выпущенного еще в СССР.  

 
Закрома в аренду

Призыв поддержать армию с помощью sms украшает и стартовую страницу сайта Госагентства резерва Украины. А что же сам Госрезерв? В поисках ответа Корреспондент отправился на госпредприятие Прогресс в столичной промзоне, чтобы своими глазами увидеть стратегические запасы страны.

В кирпичных зданиях постройки середины прошлого века должны храниться сахар, мука, подсолнечное масло. Но ничего из перечисленного мы здесь не обнаружили: старые запасы распродали, а новые еще не закупили. Старожилы предприятия не видят в этом ничего удивительного. Обычно государство обращается за товарами, когда подходит окончание срока их хранения.

“Они думали, что ничего не случится. А оно возьми и случись, и теперь наша армия осталась ни с чем”, — говорит нам одна из работниц предприятия, отказавшаяся представиться.

Впрочем, в масштабах страны ситуация иная, уверяют в Госрезерве. Основные запасы сосредоточены в регионах, киевские же склады по максимуму используются для сдачи помещений в аренду, поскольку в столице самые высокие арендные ставки.

Действительно, профильные сайты пестрят подобного рода объявлениями. Сдаются складские помещения ГП Прогресс площадью секций от 580 до 720 кв. м, авторампа с навесом, ж / д ветка со своим маневровым тепловозом, морозильные камеры от -15 до -25 оС, гласит одно из них. Под текстом — фотография тех самых складов. За 1 кв. м одного помещения некий Юрий Викторович просит от 40 до 65 грн., за “квадрат” в морозильной камере — от 100 грн.

 
“Стратегические хранилища находятся на самообеспечении, из бюджета их почти не финансируют, — объясняет Жуков. — Вот и выкручиваются кто как может”.

Правда, чиновник утверждает, что цикл продажи товаров с истекающим сроком хранения и закупки новых непрерывен. Хотя, по неофициальной информации, с момента реализации одной партии товаров до приобретения новой может пройти целый год.

Но кое-что на Прогрессе нам все же посчастливилось увидеть: морозильные камеры оказались забиты под самый потолок говяжьими полутушами, сложенными на деревянных паллетах. Вынув из дверей полуметровую пробку из пенопласта и переступив порог камеры, сразу же чувствуешь запах мороженого мяса. Находиться там без зимней одежды долго нельзя — температура не превышает -25 оС.

“Мясо глубокой заморозки, превосходного качества, а главное — украинского производителя”, — нахваливает свой товар начальник участка холодильников Галина Куницкая.

Каждый ее рабочий день начинается одинаково — ровно в 9:00 она заходит в морозильную камеру, измеряет температуру и влажность, а результаты заносит в специальный журнал.

“Когда выходишь оттуда в летнюю жару, ощущение такое, будто выпил полбутылочки коньяка, — улыбается одна из подчиненных Куницкой. — Зато не стареем”.

Конечно же, в XXI веке такую диагностику можно было бы проводить дистанционно, но у предприятия на это нет денег.

“Кроме того, ощущая мороз на собственной шкуре, больше убеждаешься в исправности холодильника”, — уверяет начальница участка.

 
Все для фронта

Всего в распоряжении Госрезерва более 40 стратегических хранилищ во всех уголках Украины, в которых находится всевозможный провиант и предметы первой необходимости. Там трудятся около 6.000 человек, а управление осуществляется из небольшого центрального офиса.

“Мы очень маленькая, тихая и закрытая организация, в штате которой всего 100 человек”, — рассказывает Жуков о своей штаб-квартире.

По его словам, ведомство выполняет четыре основные функции: обеспечение потребностей Украины на особый период, выравнивание диспропорции между спросом и предложением по определенным видам товаров, оказание гуманитарной помощи и обеспечение первоочередных работ по последствиям чрезвычайных ситуаций.

Случаи, когда Госрезерв был задействован, можно пересчитать по пальцам. В основном задача ведомства сводилась к тому, чтобы выбросить на рынок дефицитный товар, закупленный еще по старым ценам, и таким образом снизить подскочившую стоимость без ущерба для государства. К примеру, в 2011 году такое случилось с социальными сортами хлеба. А в 2012-м Украина поставила в Ставропольский край России, где случилось наводнение, гуманитарную помощь в виде тушенки и сахара.

И вот сегодня наступил тот самый особый период, когда в помощи Госрезерва стали нуждаться украинская армия, национальная гвардия и погранслужба. В Кабинете Министров подготовили распоряжение по отгрузке продуктов и материально-технических ценностей из стратегических хранилищ. Без подобного документа это сделать было бы невозможно.

 
Сейчас распоряжение дорабатывается в Минэкономики и Минфине. В соответствии с ним, по информации Госрезерва, нацгвардия должна получить нефтепродукты, сахар, палатки, матрасы, одеяла и подушки. Пограничникам отправят предметы медицинского назначения, военным — топливо и тушенку. Кстати, мифы о тушенке времен Второй мировой войны, хранящейся на складах Госрезерва, замглавы учреждения жестко развенчивает.

С Генштабом у ведомства полное взаимопонимание, уверяет Жуков.

“Они были на наших комбинатах, в хранилищах, посмотрели, что, где, в каких объемах и условиях хранится”, — рассказывает чиновник.

По результатам проверки проработали схему передачи товаров. Дело в том, что Госрезерв отвечает только за хранение имущества, а вот вопросы транспортировки и погрузки должен решать получатель. Как только будут готовы все документы, процедура начнется. В частности, военным отпустят 1,9 млн банок мясных консервов, 41,1 тыс. т дизельного топлива и 20,2 тыс. т бензина на общую сумму 910,5 млн грн.

“Отпуск материальных ценностей предлагается осуществить на условиях предоплаты Минобороны их стоимости с направлением полученных средств на пополнение запасов Государственного резерва”, — сообщили Корреспонденту в пресс-службе Минобороны.

Любопытно, что аналогичное поручение премьер-министр Арсений Яценюк уже подписывал 7 марта. Уже через два дня Госрезерв был готов к отгрузке товаров. Однако потом по неизвестным причинам политики все переиграли.

 
“Я думаю, что на счет Минобороны поступили внушительные средства от граждан страны, — полагает Жуков. — Поэтому правительство решило временно отказаться от наших услуг”.

Сейчас, видимо, народные деньги закончились.

Стена плача

Центральный офис Госрезерва расположен в самом центре Киева, около парка Шевченко и известного пятизвездочного отеля. От роскошного соседа ведомство не отстает: внутри — шикарный ремонт, дорогая мебель, строгая система охраны. На подходе к кабинетам председателя и его заместителей установлен металлоискатель — Жуков уверяет, что он уже давно отключен за ненадобностью.

Такие меры предосторожности предусмотрели для себя предыдущие руководители агентства. Нынешний же глава Госрезерва, по словам сотрудников ведомства, человек скромный и ездит на стареньком Chrysler.

На своей должности Жуков работает всего несколько месяцев — даже по шкафам в кабинете видно, что обжиться еще не успел. Его назначили в конце прошлого года указом тогдашнего президента Виктора Януковича. В то же время на должность заступил и нынешний председатель Госрезерва, уроженец Тореза Донецкой области Вячеслав Коритко.

Текучка руководящих кадров в ведомстве огромна: с момента его создания в 1991 году Коритко стал 18-м начальником. Это отображено на “стене плача” в зале заседаний — так местные работники между собой называют стену, увешанную портретами глав Госрезерва.

 
“Для кого-то эта должность становится хорошей стартовой площадкой для похода в политику, кто-то от нас попадает прямиком за решетку”, — говорит Жуков.

Среди последних самая заметная фигура — Михаил Поживанов, которого в 2010-м суд признал виновным в хищении 162,7 млн грн. государственных средств. Правда, до тюрьмы дело тогда не дошло — экс-чиновник получил политическое убежище в Австрии. В январе нынешнего года Генпрокуратура сняла обвинения в его адрес, и уже в марте беглец вернулся в Украину.

“Уголовное дело было открыто на бездоказательной базе, основывалось на допущениях и фантазиях следователя, что и отмечено в постановлении о закрытии дела”, — заявил Корреспонденту Поживанов.

Словосочетание “расхищение госимущества” особенно часто звучало в отношении Госрезерва в 2009-2010 годах. В этот период здесь проходил аудит за аудитом, в том числе и международные проверки. Объемов недоимок не скрывают, поскольку власть сменилась.

Тогда на одном из предприятий в Черкасской области недосчитались 700 вагонов зерна на сумму около 100 млн грн. Хранилось народное добро в элеваторах. Когда аудиторы пришли проверять их содержимое, оказалось, что горловины емкостей заклеены картоном, сверху насыпано немного зерна, а внутри пусто. Директора уволили, материалы передали правоохранителям. Был даже случай, когда директор проверяемого предприятия умер прямо на рабочем месте.

 
Маленький, но эффективный

Жуков уверяет, что подобные истории останутся в прошлом.

“Я очень надеюсь, что мы не прибавим работы правоохранителям”, — улыбается чиновник.

Он и его шеф уже провели аттестацию всех руководителей подведомственных предприятий, а также усовершенствовали систему закупки и продажи товаров. Суть изменений проста: закупить, когда цены на продукцию максимально снижаются, а продавать, соответственно, когда подскакивают. При этом желательно, чтобы продажная стоимость от закупочной не отличалась более чем на 25 %.

“Зерно после хранения вообще не должно терять в цене. А вот мясо после двух лет хранения, естественно, не может стоить как свежее. Поэтому не стоит обвинять нас в коррупции, когда мы его продаем по заниженным ценам”, — объясняет Жуков.

По действующим нормам, после длительного хранения мясо не может попадать на прилавки в свежем виде — его следует пускать на изготовление тушенки или собачьих кормов.

Еще один способ борьбы с хищениями — изменение принципа хранения товаров. Дело в том, что из-за огромных объемов материально-технических ценностей их приходилось держать не только на госпредприятиях, но и на складах частных производителей, не подчиняющихся Госрезерву.

“Менялись хозяева, форма собственности, кто-то банкротился, и во всем этом бардаке начал теряться товар”, — рассказывает Жуков.

 
Нынче, по словам чиновника, действует четкое правило — весь товар должен храниться только на предприятиях системы: из-за уменьшения его объемов мощностей хватает. Сейчас продолжают перемещать остатки запасов с частных складов — к примеру, с начала года зернохранилища Госрезерва за этот счет удалось пополнить примерно на 20 тыс. т зерна.

К осени ведомство планирует представить на рассмотрение Кабмина предложение по изменению перечня товаров на складах.

“Существующие нормы никому не нужны. Посудите сами: сегодня в закромах родины должен храниться 15-дневный запас потребления мяса в стране. А это, на минуточку, 45 тыс. т на сумму 1,5 млрд грн.!” — возмущается Жуков.

И резюмирует: по примеру западных стран Госрезерв должен превратиться в небольшую, но эффективную организацию. 

***

Этот материал опубликован в №17 журнала Корреспондент от 5 мая 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Эта же новость на Корреспондент
Комментариев (0)
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь