Переключиться на мобильную версию

Бруно Лете: ЕС не смог интегрировать мусульман в свое общество

ЕС должен интегрировать мусульманские общины и упрочить сотрудничество между своими спецслужбами, считает программный директор Фонда Маршалла.
Бруно Лете рассказал о причинах и первых политических последствиях терактов в Брюсселе 22 марта.
Бруно Лете рассказал о причинах и первых политических последствиях терактов в Брюсселе 22 марта.

Читай также: Терактов ждали, к ним готовились: что говорят жители Брюсселя после трагедии

Бруно Лете - программный директор американо-германского Фонда Маршалла (German Marshall), созданного в 1972 году. Фонд специализируется на международных отношениях, сотрудничестве между ЕС и НАТО, а также на поддержке трансатлантических проектов. В Фонде Лете занимается программами по безопасности, в том числе программами НАТО.

 Бруно - гражданин Бельгии, житель Брюсселя. Корреспондент ЛІГА.net расспросила его о причинах и первых политических последствиях терактов в Брюсселе 22 марта.

Читай также: Charlie Hebdo опубликовал новую карикатуру на события в Брюсселе

- Почему на этот раз мишенью ИГ стала столица Бельгии?

- Брюссель политически очень символичен, поскольку это штаб-квартира ЕС и НАТО. Но в целом, любая страна, которая входит в возглавляемую США коалицию против ИГ, потенциально является мишенью.

Кроме того, в этот раз террористы - граждане Бельгии, они и планировали атаковать свою страну.

- Аналитики, опрошенные BBC, заявили, что бельгийская полиция плохо подготовлена к предупреждению подобных угроз или вовсе не готова. Bloomberg написал, что парижские атаки в ноябре прошлого года были спланированы в Бельгии именно потому, что бреши в бельгийской системе безопасности позволили сделать это. Это правда?

- Картина не монохромна, в ней есть полутона. Да, существуют проблемы в обмене данных между различными ведомствами. Да, им явно нужно больше финансирования и кадров. Наконец, наши спецслужбы до прошлого года могли не осознавать, что проблема требует срочного решения. Но я не согласен с тем, что бельгийские спецслужбы ничего не сделали, чтобы ее решить.

Более того, наши антитеррористические структуры работают очень упорно. За прошедшие годы принято много мер, чтобы контролировать эту проблему, терроризм, на политическом и юридическом уровнях. Тот факт, что в Бельгии не происходит ни меньше, ни больше терактов, чем в других странах ЕС, например, во Франции или Великобритании, - тому доказательство.

Читай также: Теракты в Брюсселе: количество жертв возросло до 35 человек

Но по-моему мнению, дело тут не в силовых структурах, а в том, что у нас нет эффективной политики антирадикализации, направленной на чувствительные мусульманские группы общества. Нам не удалось интегрировать мусульманские меньшинства в наше общество и улучшить социоэкономические условия их жизни. Вот эта структурная проблема давит и вызывает те трудности, с которыми мы сталкиваемся. И в других странах ЕС, будь то Франция, Великобритания или Нидерланды, эта проблема есть. И пока никто из них не смог правильно подойти к ней.

Дело не в силовых структурах, а в том, что у нас нет эффективной политики антирадикализации, направленной на чувствительные мусульманские группы общества. Мусульмане составляют треть жителей Брюсселя и 10% - граждан всей Бельгии  

- Каково отношение в бельгийском обществе к мусульманам теперь? И как защитить их самих?

- Конечно, риск стигматизации этой общественной группы сейчас очень велик. Но экстраполировать действия некоторых индивидов на всех мусульман нельзя ни в коем случае. Особенно, если учесть, что мусульмане составляют треть жителей Брюсселя и 10% - граждан всей Бельгии. Поэтому мы не имеем права отгораживаться от них. Нам необходимо продолжать придерживаться наших ценностей, нашей либеральной толерантности, потому что в противном случае террористы победят. Они этого и хотят - разбить наш союз, разделить наше общество. Более того, если мусульмане в Бельгии почувствуют, что к нашему обществу они больше не принадлежат, количество радикалов и террористов только вырастет. Я думаю, что бельгийцы понимают разницу между мусульманской общиной и террористами, но нужно постоянно говорить об этом.

Читай также: Теракт в Пакистане: стали известны организаторы взрыва

- Журналисты Reuters утверждают, что бельгийские службы безопасности и разведки не слишком охотно идут на контакт со своими американскими коллегами и не стремятся делиться информацией об атаках и о террористах (Госдеп США первым сообщил о готовности помогать именно в расследовании терактов, затем об этом сказала канцлер ФРГ Ангела Меркель - ред.). Если это так, то почему?

- Это утверждение верно и для второй стороны. Я уверен, что и американские партнеры не делятся с нами всеми имеющимися данными. Тому много причин. Подобная информация очень влияет на ход расследования того или иного дела. Кроме того, такие данные обнажают структуру безопасности конкретной страны.

Очень скоро последуют дальнейшие атаки. Нам придется научиться жить с этим 

Я считаю, что такой подход все же надо менять. Государства до сих пор пытаются победить терроризм на национальных уровнях, но терроризм - явление трансграничное. ЕС демонстрирует все недостатки “национального“ подхода: в союзе - 28 полиций, 28 разведок, 28 различных баз данных. А сотрудничества мало. Вот почему глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер снова призывает к созданию союза по вопросам безопасности в рамках ЕС. Пока неясно, восприняли ли его призыв всерьез все европейские нации.

Читай также:  Боевики ИГ рассказали, почему организовали взрывы в Брюсселе

- Учитывая, что проблема интеграции мусульман в европейское общество не решается за один день и даже один год, прогнозируете ли вы новые теракты?

Эта проблема будет преследовать нас еще долгие годы. Очень скоро последуют дальнейшие атаки. Нам придется научиться жить с этим.
 

Комментариев (0)
Реклама
Мы в соцсетях
Реклама
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь